Skip to Content

Выделяя основные вехи освоения космоса человеком, многие ученые в один ряд с запуском первого советского спутника и полетом Ю. А Гагарина ставят выход человека из кабины корабля в космическое пространство. Этот эксперимент подтвердил, что стало возможным активное пребывание человека в открытом космосе — пересадка с корабля на корабль, монтажные работы при сборке лабораторий и орбитальных станций и, конечно, выход на поверхность других планет и Луны. Человек перестал быть пленником космической ракеты.

Этот замечательный полет начался 18 марта 1965 г. Двухместный космический корабль «Восход-2» вышел на орбиту вокруг Земли, имея задание провести новый эксперимент — выход человека из корабля в космическое пространство. Командир корабля Павел Иванович Беляев и летчик-космонавт Алексей Архипович Леонов прошли специальную тренировку, до автоматизма отработали взаимодействие друг с другом, особенно на самых ответственных этапах — в момент выхода в космос и возвращения обратно в корабль.

Выход космонавта похож на выход водолаза из подводной лодки. Сначала человек, одев скафандр, из основного отсека переходит во вспомогательную камеру — шлюз — и закрывает входной люк. В подводной лодке после этого в шлюз постепенно напускают воду, а в космосе — выпускают, «стравливают» воздух, т. е. образуют в шлюзе вакуум. И в том и в другом случае шлюз заполняется той средой, которая окружает корабль. Выровняв давление, можно открывать выходной люк шлюза. Когда «Восход-2», совершая второй виток, пролетал на высоте 460 км над Черным морем, Леонов вошел в шлюз. Конечно, космонавт чувствует себя иначе, чем моряк в подводной лодке. Леонов не вошел, а, паря в невесомости, «вплыл» в шлюзовую камеру. Дав давление в скафандр, космонавт проверил его герметичность и подачу кислорода. Затем он проверил положение светофильтра на гермошлеме. Это было необходимо: когда командир корабля открыл крышку выходного люка, ослепительно яркий солнечный свет заполнил камеру.

Выбравшись из люка, Леонов легким толчком отделился от корабля и плавно отплыл в сторону на длину троса-фала, соединявшего его с кораблем. Медленно вращаясь, человек, впервые оказавшийся лицом к лицу с бесконечной Вселенной, с восторгом осматривался вокруг. Как и предсказывали ученые, как многократно описывали писатели-фантасты, яркое солнце и немигающие звезды сияли на «фоне темно-фиолетового с переходом в бархатную черноту бездонного неба...». Космонавт отчетливо различал очертания Крымского побережья, голубую линию Волги, хребет Урала, Обь, Енисей — огромная красочная карта нашей планеты медленно открывалась его взору.

Выполняя программу, Леонов совершал различные эволюции: разбросав руки, парил в космосе, подтягивался за трос к кораблю и отталкивался от него.

Перед возвращением на корабль космонавт снял с кронштейна киноаппарат, намотал на руку фал и вошел в шлюз. Командир закрыл люк, выровнял давление в шлюзе и кабине, и Леонов снова оказался в своем кресле.

Какие же основные физические особенности пребывания в космосе удалось наблюдать в этом полете?

Два небесных тела — корабль и человек — это такая же планетная система, как, например, Земля — Луна, и так же подчиняются законам космической механики. Они движутся по своим орбитам, вращаясь вокруг общего центра масс. Этот центр всегда остается на орбите, предназначенной кораблю. Но массы корабля и человека сравнительно ненамного отличаются друг от друга, значительно менее, чем, скажем, Земля и Луна. Поэтому, когда космонавт отталкивался от корабля, было заметно, что и корабль «отталкивается» от космонавта — любое перемещение Леонова вызывало соответствующее перемещение корабля. Леонов, рассказывая о своих впечатлениях, подчеркивал, что очень заметно ощущение упругости при отталкивании от корабля — при толчке космонавт чувствует, как весь корабль мягко отходит в противоположную сторону.

Интересно также, что при малейшем смещении направления силы толчка космонавт начинал вращаться вокруг своей собственной оси. Остановить вращение какими-либо движениями невозможно, так как для этого нужно от чего-то оттолкнуться, куда-то приложить силу, а точки опоры нет. Единственный выход — использовать реактивную силу. В будущем для стабилизации своего положения вне корабля космонавтам, очевидно, придется прибегать к крошечным реактивным двигателям, или, как пишут фантасты, к реактивным пистолетам.

При перемещениях в невесомости крайне необходимо соразмерять и силу толчков. Вот что, например, рассказал Леонов: «Я довольно энергично подтянулся за фал и был вынужден руками обороняться от начавшего стремительно надвигаться на меня корабля. Прежде всего подумал о том, как бы не удариться иллюминатором гермошлема о корабль. Но, подлетев к шлюзу, я самортизировал удар руками. Это оказалось очень легко сделать...»

Командир все время наблюдал за действиями Леонова с помощью телевизора, вел с ним телефонный разговор по проводам, проложенным в фале, по приборам в кабине контролировал пульс, дыхание и работу системы жизнеобеспечения. Кроме того, все прикосновения к внешней оболочке корабля хорошо прослушивались внутри. Это использовалось как своеобразная дополнительная система звукового контроля. Звук в космическом вакууме не распространяется, но каждое прикосновение к обшивке корабля отчетливо слышно внутри его, В случае необходимости командир мог прийти на помощь космонавту, находившемуся за бортом корабля.

За выходом Леонова в космос следила вся страна. Телевизионная камера, установленная на внешней поверхности корабля, позволила миллионам людей стать свидетелями космического подвига. Автоматическая кинокамера вела съемку непосредственно в космосе.

Очень интересно было проверить, можно ли работать за бортом корабля, ведь в будущем предстоят огромные монтажные работы. Леонов подтверждает, что работать в космосе можно: он намотал на руку фал, убрал крышку с объектива киноаппарата, перед возвращением сам снял киноаппарат со стойки и т. п.

Но он отметил, что двигаться и работать в надутом воздухом скафандре трудно. В частности, войти обратно в люк оказалось не таким уж легким делом. Прогулка в космос потребовала значительных физических усилий.

Многих интересует так называемая метеоритная опасность. Ведь Леонов вышел в космос в легком скафандре, а не в рыцарских доспехах. Степень опасности не так уж велика. Подсчитано, что, если стальная броня корабля равна 1,3 мм, один поражающий удар метеорита может происходить в среднем в каждые 180 лет. Однако метеоритная опасность увеличивается, если уменьшается толщина защиты.

Поэтому, прежде чем выпустить в космос человека, одетого в легкий скафандр, нужно было детально изучить действие мельчайших метеоритных тел и выбрать соответствующий материал для скафандра. Общая масса микрочастиц, падающих каждую секунду на космонавта, равна всего стомиллиардной доле грамма. Такая бомбардировка, конечно, не опасна. Наши ученые создали условия, при которых кратковременный выход в космос не опаснее городской автомобильной поездки.

 

Рис. «Восток-1»

Гораздо серьезнее радиационная опасность. Орбиты космических кораблей пока пролегают ниже земных поясов радиации, и за неделю полета доза облучения (около половины рентгена) не превышает допустимую норму. Однако при ядерных взрывах на Солнце — хромосферных вспышках — космонавт и вблизи Земли может получить смертельную дозу облучения. Например, при одной из мощных вспышек, отмеченных в феврале 1956 г., космонавт получил бы дозу радиации около 10 000 рентген, что в десятки раз превышает смертельную дозу. Однако, находясь внутри корабля со стальной стенкой, например, в 18 мм, космонавт получил бы около 100 рентген, что не смертельно, но значительно выше допустимой нормы.

 

Рис. Первые шаги человека в космическом пространстве. Так был виден на экране телевизора выход А. А. Леонова из корабля в космос. Направо от космонавта открытая крышка люка.

Рис. А. А. Леонов в открытом космосе

Чтобы исключить вероятность чрезмерных облучений, советские ученые разработали методы заблаговременного прогнозирования хромосферных вспышек на Солнце, и это значительно увеличило безопасность полетов.

Через несколько дней после знаменательного полета корабля «Восход-2» мир узнал о значительном успехе американских космонавтов Гриссома и Янга. Американским ученым впервые удалось осуществить полет двухместного корабля, который, сделав 3 витка вокруг Земли, благополучно приводнился в Атлантическом океане.

Через некоторое время после выхода в открытый космос нашего космонавта Леонова, такой же эксперимент удалось повторить и американцам. 3 июня 1965 г. после трех оборотов вокруг Земли американские космонавты Джеймс Макдиватт и Эдвард Уайт, стартовавшие на космическом корабле «Джеминай-IV», открыли люк и Уайт вышел в космос.

По разработанной ранее программе космических исследований в этом полете планировалась только разгерметизация кабины — намечалось открыть люк, проверить действие всех устройств в разреженном пространстве и снова закрыть люк. Но успешный выход Леонова рассеял все опасения и позволил сократить программу.

 

Рис. «Джеминай-IV»

Так же, как и советский космонавт, Уайт был соединен с кораблем гибким фалом длиной в 7,6 м и пробыл в космосе около 20 минут. В открытом пространстве Уайт мог перемещаться с помощью реактивного пистолета, которым авторы научно-фантастических романов обычно снабжают космонавтов, ведущих работу в космосе. Пистолет — это маленький реактивный двигатель, в двух баллонах которого размещено «горючее» — сжатый кислород. Открывая клапан, Уайт выпускал струю газа в то или иное сопло и перемещался вместе с пистолетом в сторону, противоположную струе. Уайт отметил, что он очень быстро освоил пистолет и свободно управлял положением своего тела.

Сжатый газ в пистолете американского космонавта быстро кончился (его было всего 600 г), и большую часть времени, проведенного в космосе, Уайт перемещался, подтягиваясь за фал.

Макдиватт и Уайт получили для полета весьма обширную программу, но значительную часть ее выполнить не удалось из-за неполадок и неожиданных препятствий. Не удалось выйти на втором витке, не удалось сблизиться с последней ступенью ракеты, не удалось спланировать при входе в атмосферу Земли, и перегрузки доходили до 8 вместо 4—5 g.

Во время полета космонавты пережили несколько неприятных минут. После возвращения Уайта в корабль долго не удавалось закрыть люк. Только через 25 минут удалось с этим справиться. От повторного открывания люка на следующем витке пришлось отказаться.

Готовясь к выполнению своей программы полета к Луне, американцы 21 августа 1965 г. вывели в космос корабль топ же серии «Джеминай-V». Космонавты Купер и Конрад 8 суток пробыли в космосе, проверяя работу различных устройств корабля, проводя научные и технические эксперименты и измерения. Неполадки в электропитании корабля чуть не прервали этот длительный полет.

Купер и Конрад наблюдали из космоса тропический шторм, разыгравшийся в Тихом океане. Они разглядели авианосец и эсминец, шедшие в один из американских портов на побережье Атлантического океана. По поручению военного министерства они наблюдали и фотографировали запуск баллистической ракеты и провели серию других наблюдений.

Длительность полета — 8 суток — была запланирована не случайно. Это примерно тот срок, который необходим для первого путешествия человека на Луну и обратно. Полет показал, что современный космический корабль с людьми может находиться в космосе длительное время.